Skip to content

одинокий реформатор. премьер Пётр Столыпин 1906-1911

12.04.2017

(рабочий перевод статьи из журнала Geo Epoche, nr. 83)

:желаемых перемен восстание 1905 года не принесло: элиты не хотят делиться властью, крестьяне продалжают жить в бедности. Новый премьер Пётр Столыпин хочет улучшить ситуацию жителей  сельской местности  – и обрести в них  опору для монархии. Однако своими идеями он наживает себе многочисленных врагов.

________
текст: Йоханнес Штремпель.

Петру Аркадьевичу Столыпину уже удалось перенести семнадцать запланированных или произведённых покушений, в момент когда он первого сентября 1911 года прибывает в дом оперы в Киеве. Должно прозвучать произведение композитора Римского-Корсакова, среди гостей также  сам царь и представители двора и носители высоких чинов.

Киевская полиция настоятельно предупреждала Столыпина, занимавшего уже вот пять лет пост премьер-министра, об очередном покушении, однако руководитель провительства, по-видимому, не принимает это предупреждение всерьёз, поскольку ни один из его телохранителей его не сопровождает, к тому же он не носит бронежелет, как обычно в подобных случаях.

Многие знакомые Столыпина замечают в нём перемену: подавлен, безучастен, неуверен. Измождён. Одному близкому он буд-то бы намекает, что он не верит, что ему ещё долго осталось жить. И, по-видемому, он ожидает не естественной смерти. „Похороните меня там, где меня убьют.“ Так звучит первая строка в его завещании.

Казалось бы никто в России не сумел приобрести так  много врагов за такой короткий срок, как Столыпин. Для коммунистов, анархистов и социалистов – он реакционер и палач, для правых – разрушитель старого порядка.

На данный момент почти каждая партия в русском парламенте видит в нём  своего противника. Так же – часть представителей церкви, дворянства и придворных чиновников.

По-видимому, даже самодержец-царь отвернулся от него. По мнению многих наблюдателей, в политическом смысле в 1911 году Столыпин – нежилец.

В Киеве знойный вечер. На второй паузе разопревшие посетители оперы высыпают в фойе, дамы с облегчением забирают веером воздух. Столыпин, высокий с чёрной бородой и в белой униформе, поднимается со своего места в первом ряду и облокачивается на балюстраду оркестровой ямы.

Внезапно к нему подходит молодой человек в вечернем костюме, останавливается возле премьера и выстреливает в него два раза из револьвера. Первая пуля попадает Столыпину в правую руку, вторая – в грудь, на которой орден с униформы перенаправляет пулю в печень.

В то время как стрелявший пытается бежать, простреленный снимает свои перчатки, кладёт их на рампу, ведущую к сцене, смотрит на свою пропитанную кровью жилетку и опускается на стул.

Присутствующим полицейским  удаётся задержать исполнителя покушения. Премъера срочно привозят в госпиталь, в котором в течение следующих дней врачи пытаются спасти жизнь тяжело-раненного.

Очевидцы покушения вспомнят позже: Столыпин поворачивается к ложу царя, ещё прежде чем санитары его увозят, чтобы из последних сил произвести крестное благословение в сторону правителя.

Значительный жест. Ибо 49-летний премьер предан царю в безусловной верности.

За шесть последних лет он пытался  оградить его державу от следующего восстания. Однако в отличае от  царя и большенства российской элиты, Столыпин глубоко убеждён, что только реформы могут спасти империю от падения.

Этим он направил против себя всех тех, чью власть он хотел заполучить. (логичней было бы во влиянии которых он нуждался, или вроде того, но слово не воробей – так написано в оригинале… – прим. перев.) И из чьих кругов он сам происходит.

______________

Семья Столыпиных относится к тем благородным кланам, приверженцы которых занимают уже на протижении нескольких веков высочайшие посты в армии и в государственной службе. Отец был адьютантом царя Александра II, позднее командующим войск в кремле. Пётр в свою очередь тоже был бы не прочь сделать карьеру в армии, однако загадочная болезнь в молодости частично парализовала его правую руку.

Кому не светят высокие армейские чины, тот начинает выстраивать свою карьерную лестницу в петербургской бюрократии. Однако Столыпин изучает естественные науки вместо  права, что было бы более обычным, и заканчивает с отличием.

После этого он работает чиновником в министерстве внутренних дел и в отделе статистики аграрного министерства, до того как он возвращается в свои семейные имения в провинции Ковно (сегодняшняя Литва). С этого момента его интересы направленны не на политику, а на сельское хозяйство.

Дворянину и его жене принадлежат огромные имения в различных провинциях России. Одно из поместий расположено на границе к Пруссии, и во время своих приездов туда Столыпин изучает эффективность немецкого земледелия.

По этому примеру он превращает своё поместие в Ковно в показательный двор, который скоро достигает высоких урожаев пшеницы, ржи и ячменя. К тому же он служит своей родине 13 лет подряд дворянским маршалом: как представитель сельской аристократии, который возглавляет местные комитеты, занимается администрацией и призывом крестьян к военной службе.

Ковно относится к состоятельным регионам на западе. Забастовки рабочих, которые на переломе веков  начинают потрясать Россию, студенческие демонстрации и оппозиционное движение интелигенции – всё это, кажется, разыгрывается где-то в дали. Ничто не указывает на то, что в мирной жизни Столыпина, как помещика, что-то может  ещё поменяться.

Однако в какой-то момент Столыпин попадает в поле зрения политической элиты. В 1902м году министр внутренних дел назначает его губернатором небольшого административного округа Гродно. Всего через 10 месяцев Столыпину доверяют аналогичный пост в Саратове.

Это уже совсем другая задача: губерния расположена в волжском регионе, далеко от его родины. Там проживают примерно 2,5 миллиона людей, 90 процентов – крестьяне, многие бедны настолько, что еле сводят концы с концами зимой. „Улицы были расчерченны как линейкой, с маленькими унылыми домишками, совсем без зелени по сторонам.“ Записывает дочь Столыпина Мария. „Мрачные личности жили в этих домах и было много пьяных“.

В Саратове проводит губернатор Столыпин революционный 1905й год. После того как в январе царские отряды стреляли в мирных демонстрантов, забастовки и протесты охватывают города.

Ранним летом волнения переходят на сельскую местность. Крестьяне разграбляют почти 3000 поместий. Ночами равнины окрашены свечением горящщих помещичьих домов, и повозки, наполненные краденым имуществом, разъезжают долгими переходами по  полевым тропам.

Самые жёсткие восстания проходят в Саратове, где неурожай и бедность ещё больше усиливают крестьянский гнев. Однако в отличие от многих других губернаторов, которые баррикадируются в своих резиденциях или в панике бегут со своих постов, Столыпин реагирует решительно: он задействует против повстанцев все имеющиеся у него в распоряжении силы полиции, пехоту и козачьи полки, вызывает из Петербурга подкрепление, вводит военное положение в губернии.

Он проявляет в первую очередь мужество: часто его видят во главе отряда козаков, едущих в повстанческую деревню, либо совсем одного и безоружного, как он ступает в середину волнующейся толпы.  Когда он однажды на площади держит речь, к нему подскакивает крестьянский агитатор с арматуриной в руках на опасное расстояние. Столыпин бросает ему своё пальто и требует подержать его на время его речи. Одна петербургская газета неоднократно пишет о губернаторе и назывет его „бесстрашным, решительным“ и прежде всего „справедливым“.

На самом деле, Столыпин – единственный губернатор, требующий в своих письмах в Санкт-Петербург не только репрессиий, но и реформ. Из своего опыта в бытность дворянским маршалом и помещиком он знаком с ситуацией крестьян намного лучше чем любой бюрократ в столице.

///////(второй отрывок)

Жители деревень – не радикалы, – пишет Столыпин в докладе, – а по-просту бедны и голодны. Если бы удалось модернизировать сельское хозяйство при помощи аграрной реформы и создать крестьянам перспективу, то это была бы наилучшая защита от революции. „Малый землевладелец – это основа, на которой покоится порядок государства“.

В апреле 1906го Столыпина переводят в Петербург. Его действия в Саратове импонировали Николаю II, и царь как-раз ищет сильного человека себе в кабинет. „Вчера моя судьба была закреплена печатью“, пишет Столыпин несколькими днями позже своей жене. „Я – министр внутренних дел в стране, пропитанной кровью, избитой плетьми, и это – в одном из сложнейших исторических моментов, которые случаются раз в тысячу лет“.

27го апреля 1906го года, через два дня после аудиенции Столыпина у царя, в которой ему назначается новый пост, в Санкт Петербурге впервые собирается дума: первый в истории России национальный парламент.

На пике восстаний предыдущего года царь в чрезвычайно исключительном порядке – и собственно против собственной воли – подписывает манифест, чтобы утихомирить протестующих. В нём он обещал своим подчинённым гражданские права, такие как – свобода слова, прессы и собраний, хотя и в весьма общих словах.

(19.04.2017)
Но самое важное: он дал добро на народное представительство, которое должно будет участвовать в законопроизводстве. По крайней мере формально это означает конец самодержавию царя.

Выборы в думу обернулись неожиданным провалом для режима – и это несмотря на перевес в выборном праве по сословиям, с существенным преимуществом для дворянства: таким образом, чисто статичистески один выборный муж представлял 2000 помещиков либо 90 000 рабочих. Даже голосам крестьян предали больше весомости нежели чем пролетариату, ибо правительство несмотря на восстание полагалось на то, что крестьяне будут за царя.

Однако крестьяне выбирали в основном прогрессивные партии: в первую очередь „трудовиков“, аграрную партию, выступающую за экспроприацию земельных наделов, и потом – конституционно-демократическую партию („кадеты“), которые также требуют перераспределения  и члены которой в основном являются  представителями интеллигенции. (Большинство социал-демократов и социал-революционеров бойкотируют выборы, поскольку они не хотят, являясь частью думы, продливать правление царя.)

Ещё до первого собрания думы – 27го апреля в Таврическом дворце в Санкт Петербурге – Николай II приглашает депутатов на приём в Зимний дворец, в свою резиденцию в Столице.

И вот они предстают друг перед другом: слева старый режим, среди которого придворные, адмиралы и генералы, придворные советники и министры (Столыпин в их числе), все в изящных парадных униформах, справа новые парламентарии – крестьяне в хлопчатых рубахах, академики в пиджаках, украинцы, татары и другие меньшинства в цветастых национальных нарядах.

„Это было собрание дикарей“, скажет позднее один чиновник об этом парламенте. „По-видимому, всё, что в провинции имелось варварского, послали в Петербург.“

Обе стороны смотрят с презрением друг на друга. Когда царь шествует к трону, вельможи сопровождают его ликованием, депутаты – напротив пребывают в молчании. После чего Николай II проиносит непродолжительную ничего не значащую речь, во время которой он даже не удостаивает парламентёров ни единым взглядом.

По-видимому, он никогда не намеревался всерьёз воплотить в жизнь обещанные в его манифесте уступки народу. И мы можем быть уверены, что он нисколько не был не намерен признать в депутатах в новую силу – пленарный зал думы он удостоит своим посещением лишь в 1916м году.

Только что его режим утвердил основные законы, которые должны были официально конкретизировать обещания октября 1905го годааа, на деле же цементировавшие прежний порядок. Царь остаётся высшим коммандующим армии и принимает решения о войне и мире. Он назначает и снимает министров правительства, ответсственных перед ним, а не перед парламентом. Он может распустить думу, когда захочет и между их периодами заседаний издавать указы в чрезвычайном порядке.

Парламентарии хоть иполучили право слова при инициации законов, но только при таких, которые не касаются внешней политики, защиты страны, вопросов церкви и широких областей экономики. Кроме этого царь может откланить каждый новый закон правом вето. Ни один из монархов в Европе не располагает сравнимой властью.

К тому же посредством декрета царский совет – доселе имевший лишь консультирующую функцию – провозглашается второй законодательной палатой в противовес Думе. В совете заседают около двухсот дворян, бюрократов и генералов в отставке, и критики называют его „кладбищем думских надежд“.

Итак, большинство законопроектов вынуждены пройти три инстанции: радикально-либеральную Думуа, консервативный царский совет и потом царя, известного своей изменчивостью.

Едва ли можно себе представить, что реформ можно достич таким путём.

С самого начала Николай II и его правительство обращаются с Думой так, как будто бы её нет. Когда депутаты обращаются к трону с посланием, в котором они кроме всего прочего требуют общего избирательного права, то двор даже не соизволяет подтвердить получение сего документа. Зато в середине мая правительство передаёт Думе два первых законопроекта: в одном говорится о новой прачечной, в другом – об оранжерее для университета. Депутаты воспринимают это как насмешку.

Большинство членов правительства и без того не показываются на пленумах Думы и посылают вместо себя придворных секретарей.

Единственный, кто регулярно посещает заседания, – это Пётр Столыпин.

_______

При этом, новый министр внутренних дел ничуть не демократ. Надежды и цели либералов чужды его аристократично сформированному мировоззрению. Однако, чуть ли ни единственный в своём сословии, он кажется понимает, что народ получил голос. И что он больше не замолкнет.

Сразу после получения поста Столыпин уходит в работу с головой. Как министр внутренних дел он отвечает за безопасностть, а отчёты тайной полиции о революционных действиях вызывают у него тревогу. Он безостановочно посылает телеграммы губернаторам и военным, назначает обыски и аресты. В то же время он должен сориентироваться в столичной политике. „Я был чужаком в бюрократическом мире Петербурга“, резюмирует он позже, „и у меня не было связей ко двору“.

Это не мешает царю по истечению менее чем трёх месяцев назначить Столыпина  новым премьер-министром, основываясь на рекомендации уходящего премьера и на собственном впечатлении.

К тому же на следующий день, 9го июля 1906го, самодержец распускает Думу – шаг, которого многие уже боялись: так как левые депутаты превратили зал заседаний в революционный трибунал против царского правительства. Не в силах продвинуть законы, парламентарии ограничиваются тем, что заваливают министерства запросами и пытаются таким образом вынудить ответсвенных высказаться по поводу непорядка, чтобы скомпрометировать правительство.

Более четырёхсот таких запросов дума выпускает за девять недель своего существования, примерно шесть в день.

Роспуск парламента даёт новому премьеру время отдышаться. Столыпин решительно собирается реформировать страну по своим представлениям. Но для начала ему надо восстановить спокойствие и порядок.

Хотя империя и не находится на краю пропасти, как это было в революционном 1905м – забастовки трудящихся и демонстрации поубавились (прежде всего из-за того, что режим  казнил, арестовал или услал в ссылку неколько десятков тысяч повстанцев).

Однако беспорядки всё ещё вспыхивают по стране, террористические акции продолжаются: между сентябрём 1905го и октябрём 1906го террористы убили 3611 государственных служащих, среди них – деревенских полицейских и чиновников, но также генералов и губернаторов. Чтобы покрыть свои расходы оружия террористы грабят почтамты и алкогольные лавки.

Другие боевики захватывают телеграфы или железнодорожные станции. На Кавказе органы власти охотятся за особенно бесчинствующей бандой, грабящей залоговые дома , банки, поезда и почтовые повозки. Предводитель – грузин Иосиф Джугашвилли, позднее он даёт себе боевое прозвище – Сталин.

12го августа 1906го года на дачу Столыпина заходят три радикальных социал-революционера, переодетых военными. В доме полно гостей, пришедших с просьбами к премьеру. Когда охрана заподазривает неладное, террористы взрывают бомбы в своих портфелях.

Взрывом сносит полдома,  убивает примерно 30 человек и ранит десятки, среди них два ребёнка Столыпина. Премьеру достаётся лишь порез. И несмотря на то, что он в первую очередь из-за своих детей шокирован, он является на следующий день в свой кабинет, „как ни в чём не бывало“, как сообщает свидетель. Эта стойкость приносит ему непомерное уважение.

Правда царь требует теперь принятия самых жёстких мер по отношению к революционерам. Влиятельные дворяне настаивают даже на военной диктатуре.

До сих пор Столыпин давал указания полиции действовать решительно, но в рамках закона. Однако теперь он вводит по всей стране – по мнению некоторых историков против собственных убеждений и чтобы предотвратить диктатуру – чрезвычайным указом полевые суды, расправляющиеся с подозреваемыми без доказательств в течение нескольких часов. Это должно будет быстрее принудить к ответу зачинщиков.

В качестве судей выступают офицеры, суды вершатся за закрытыми дверями, без прокуроров, адвокатов, без аппеляции. Таким образом правительство осуждает и казнит 1102 человека в течение восьми месяцев.

После этого беспорядки унимаются. Британский посол сообщает в октябре: „по мнению наблюдателей с начала революции эта страна ещё не была настолько мирной“.

Однако нанесён большой урон Российской репутации. За границей возмущены государственным террором, и сдачей всей правовой государственности. В империи от правительства отворачиваются теперь не только левые, но и более умеренные течения.

Всю ответсвенность за казни ложится прежде всего на премьер-министра: „столыпинскими вагонами“ называют русские вагоны, везущие ссыльных в сибирь. А петле палача народ даёт имя „столыпинский галстук“. Одному из посетителей премьер объясняет: я веду борьбу на двух фронтах: против революции, и за реформы. Вы бы могли сказать, что такая позиция превосходит человеческие возможности, и будете возможно правы“.

24го августа 1906го года все важные газеты издают коммунике правительства, в котором глава правительства представляет свои планы: хотя многие из названных реформ ещё не сильно конкретные, зато они относятся почти ко всем органам государства – управление, образование, полиция, суды, религия. Например школам кабинет выделяет 5,5 млн рублей, чтобы лучше оплатить учителей и по всей стране организовать начальные школы.

Рабочим на фабриках должна оказываться помощь в случае болезни и при несчастных случаях через государственное страхование, евреи и староверы должны получить больше свобод.

Органы управления в провинциях Столыпин хочет централизовать и заменить дворян обученными чиновниками, кроме того – ввести окружные суды.

Весьма амбициозная программа.

______

В первую очередь Пётр Столыпин начинает с аграрной реформы. Его целью является более высокая производительность улучшенными способами земледелия, как например – более современный севооборот вместо средневекового трёхполья, или химические удобрения, кроме того премьер хочет изменить менталитет деревенских жителей.

Крестьяне должны стать гражданами: независимые землевладельцы, доверяющие правовой системе. Видящие свою собственность защищённой государством и поэтому отвергающие любую революцию. Крестьяне должны – как новый консервативный класс – защищать имеющийся порядок.

Однако реальность далека от этих представлений. С отмены крепостного права в 1861м году крестьяне хоть и живут формально на свободе, но в их бедности мало что изменилось. Земля, которую они возделывают, не пренадлежит больше помещику, но и не им самим.

Деревенская община, под главенством старейшин отводит наделы семьям. Чтобы каждый крестьянин получил по справедливости в равных количествах плодородной и менее плодородной земли, земля поделена на полосы, некоторые не шире метра. Иногда десять, иногда больше 100 таких участков обрабатывает одна крестьянская семья.

Зачастую эти полосы слишком узки для современного плуга и расположены на разных уголках деревенских угодий, так что много рабочего времени уходит лишь на то, чтобы перейти от одного к другому. Община перераспределяет наделы заново, например если в одной семье прибыло или убыло.

С чего бы это крестьянину удобрять свою землю, если он знает что она и без того скоро ему не будет принадлежать?

Система деревенской общины парализует любую инициативу, узкие полосы делают современную агрономию невозможной. Сельские жители проживают свой день в апатии и бедности.

Мысль, что община тормозит прогресс, – не нова. Уже десятками лет работают бюрократы в Санкт Петербурге над реформами.

Но в Столыпине мы имеем человека во главе государства решительного, и с опытом помещика интенсивно занимавшегося вопросами земледелия.

Царским чрезвычайным указом 9го ноября 1906го года премьер издаёт закон об аграрной реформе.

Крестьяне обретают право высвободиться из деревенской общины и перенять, возделываемые ими поля в качестве личной собственности.

(20.04.2017)

Для этого полосы либо складывают внутри одной общины, либо им выдают равноценные наделы вне общины, если они решаются основать свой двор.

Крестьянский банк выдаёт выгодные кредиты, чтобы они могли приобрести дополнительную землю, которую недорого предлагают государство или аристократы. Столыпин сам продаёт одно из своих имений, чтобы подать пример.

Правительство посылает тысячи землемеров, агрономов и инженеров по деревням. Поскольку воплотить реформы, конечно, нелегко: как распутать сплетение лоскутных наделов, в каком соотношении менять плодородный надел на менее плодородный в другом месте? Что делать с пастбищами и лесами, которые жители деревни совместно пользуются?

К тому же многие крестьяне, многие из которых неграмотны, боятся перемен. Оставить деревенскую общину и вместе с этим чувство социальной стабильности – для многих в сельской местности это непредставимо. А кто решается, того община называет часто возмутителем и предателем. Нередко его отпрысков исключают из школы, скот убивают, дом поджигают. Каждый третий крестьянин, подавший заявлвениие на личную собственность в кругу наделов общины, отзывает его под давлением соседей.

Столыпин говорит, потребуется 20 лет, чтобы можно было увидеть заметные результаты реформ. По мнению критиков – 100 лет. И всё же: к 1910му году полтора миллиона крестьян основывают новые хутора вне угодий общины.  Это пионеры, возделывающие бОльшие по площади поля современными плугами, использующие сортовые посевные семена и химические удобрения. Они импортируют селекционно выведенные виды скота из Европы, селекционируют фрукты и овощи, нанимают рабочих, прикупают ещё земли. И их урожаи существенно увеличиваются.

В далеке от этого, в изгнании, один человек начинает по-немногу волноваться, что столыпинские реформы на самом деле могут сработать. Его имя Владимир Ильич Ульянов, он же – Ленин, и он преследует свержение царя.

______

20го февраля 1907го года собирается вторая, к началу нового года заново выбранная дума.  И потому что в этот раз в выборах принимали участие как социал-револлюционеры, так и социал-демократы, то она выступает, к разочарованию Столыпина, ещё радикальнее, чем первая.

Премьеру же для достижения своих амбициозных реформ необходим консервативный парламент, готовый сотрудничать с провительством. Поэтому он, с помощью царя, распускает думу в кротчайшие сроки и посредством декрета меняет выборное право: голоса сельской аристократии приобретают больше веса по отношению к крестьянам. На следующих выборах консерваторы занимают набибольшее количество мест.

Пресса и оппозиция протестуют против манипуляции на выборах. Даже консервативный немецкий посол пишет в Берлин: этот декрет можно назвать „формальным государственным переворотом“. Как и в случае с военно-полевыми судами Столыпин обошёл закон, когда это ему потребовалось.

И как, позвольте, должно общество испытывать доверие к государству, которое он хочет ещё создать, если даже сам глава правительства не придерживается правил?

И в самом деле, народ практически не принимает участия в политике. Русские по истечении трёх лет волнений „устали от проблем“, пишет британский посол. Когда первого ноября 1907го года собирается третья дума, то восхищённые народные массы уже не украшают улицы, как раньше. Этим Столыпин добился своей первой цели: в России воцарился покой.

Однако, как мы видим позже, этим он вредит собственным планам. К чему ещё реформы, вопрашают элиты? Зачем нужен такой Столыпин, который, по-видимому, хочет пошатнуть их привилегии? В отличае от Великобритании, Германии, Австрии, русская монархия смогла противостоять напору подданных. Царь считает себя теперь неуязвимым.

В то время как народ впадает в уныние, а вристократия возвращается к былому самодовольству, Столыпин предлагает царю одну реформу за другой. Часто премьер работает до двух часов ночи с четвертьчасовым перерывом на диване. Своих сотрудников он заставляет изучать бумаги до утра, если ему предстоит важная речь. Кто на пять минут опаздывает на собрание, оказывается перед закрытыми дверями.

Столыпин намеревается реформировать неэффективные и часто коррупционные органы управления в провинциях. Так он хочет помочь малым землевладельцам,  которые наряду с личной собственностью должны получить и равные гражданские права и больше участия в принятии местных решений. Однако сельская аристократия, контролирующая органы управления, юстицию и полицию, уперается изо всех сил и находит поддержку у царя. После многолетней борьбы всё остаётся, как и было прежде.

И так случается со всеми его планами. Больше прав для ущемлённых евреев? Царь постановляет, что „внутренний голос“ запрещает давать им поблажки.

Обязанность начальной школы для детей? Три года согласует думская комиссия этот законопроект, который царским советом до того доисправлялся, что парламент в итоге его отклоняет.

Меньше ограничений для религиозных меньшинств? Российская православная государственная церковь боится за свою власть и в лице сотен тысяч священнослужителей начинает проповедовать против этих планов.

Столыпин терпит крах почти с каждой своей инициативой. Только аграрная реформа, продвинутая чрезвычайным указом, находит в последствии одобрение в думе и царском совете.

К тому же премьер наживает себе много врагов. Когда он пытается выиграть расположение у думы, то этим он вызывает неодобрение в элитах. Когда он заключает союзы с аристократами, то парламентарии отдаляются он него.

Из-за чего в петербургских кругах всё больше и чаще заговаривают о вариантах его отставки. Многие ругают его и распространяют невероятные слухи – в роде: Столыпин планирует свергнуть монархию.

В конце 1909го премьер подготавливает новый закон:  в шести западных губерниях он хочет ввести „земства“, органы местного самоуправления, которые уже имеются почти что во всей империи и в которых в первую очередь предсавлена сельская аристократия. На западе земства пока что не были допущены, так как большинство аристократов и помещиков – поляки, в чьей лояльности правительство не убеждено. И сейчас Столыпин хочет ввести там выборное право,  гарантирующее русским, украинским и белорусским фермерам наибольший вес голоса в земствах.

После многомесячных споров дума утверждает этот закон. Но царский совет неожиданно откланяет эту инициативу в марте 1911го. За этим скрывается интрига правых кругов против премьера, которому они хотят навредить.

Но Столыпин не сдаёт позиции. Он угрожает царю уходом в отставку и вынуждает его снять заседания Думы на три дня, чтобы за это время издать закон в чрезвычайном порядке. Премьер добился своего – но в итоге он окончательно изолирован. Царь чувствует себя униженным, Дума видит, что её обалванили, аристократия ненавидит его ещё сильнее.

Когда Столыпин приезжает в Киев, на открытие памятнику Александру II, он производит на наблюдателей измождённое впечатление.

Несколько дней спустя происходит  в опере покушение.

_____

Оно будет последним. Через четыре дня Пётр Столыпин умирает в больнице. Исполнитель покушения, молодой революционерский активист по имени Дмитрий Богров, как быстро становится известным, работал многие годы шпионом на русскую тайную полицию. Сразу распространяются слухи, что правые круги вокруг царского двора заказали убийство. Но Богров, если опираться на его показания и письма, действовал скорее как помешанный одиночка, который в какой-то момент сам уже не отдавал себе отчёта, на чьей он стороне.

20 лет, по словам Столыпина, понадобится, чтобы реформировать Россию. Ему было отведено лишь пять. Но то, что он кроме аграрной реформы (успех которой историки считают спорным),  почти ничего не добился, не обусловлено не его преждевременной смертью, а тем, что он не смог убедить своих соратников по сословью в необходимости реформ, которые предотвратили бы их гибель. Он хотел изменить империю, чтобы её спасти.

„Конечно, мне жаль что Столыпина убили“, говорит один из члетов Царского совета после покушения. „Но по крайней мере со всеми реформами теперь покончено“.

Да и царь, по-видимому, втайне облегчён смертью премьера. В письме к своей матери он упоминает вскользь о погребении „бедного Столыпина“, чтобы ещё в том же абзаце рассказать о своём отъезде из Киева: „В поезде я совершенно отдохнул. Мы прибыли к чаю. Какая  невероятная радость снова быть на борту яхты“

Опять же после смерти Столыпина ситуация в России остаётся спокойной и царь может пребывать в уверенности, что все претензии на свободы его подданных он победил. Даже если число забастовок рабочих постепенно опять возрастает, крестьяне в сельской местности продолжают свою работу и радикальные парти закопали поа что свои надежды на новые восстания против царизма.

На деле же большие проблемы страны так и остались без изменений: желание людей о более широком политическом участии, а также социальное положение рабочих и крестьян. Об этой опасности для своего режима Николай II помнит, когда он в июле 1914го принимает решение участвовать в войне против Берлина и Вены.

(21.04.2017)

Но по-началу пробуждение спящего дракона Первой мировой казалось несколько улучшает его положение: общество охватывает патриотический восторг, и но и критические умы заключают перемирие со своим правителем.

Но скоро становится ясно, что трудности войны перегружают застоявшуюся автократическую систему: армия терпит поражения и огромные потери человеческих жизней, в которых обвиняют лично Николая II, как верховного главнокомандующего.

При дворе царица Александра своим некомпетентным назначением ставленников проигрывает последнее уважение(??) к режиму. А в больших городах рабочие всё больше и больше терпят нужду из-за недостаточного снабжения.

Политики в думе начинают опять сговариваться против царя и правительства, всё больше и больше голодных пролетариев выходят на улицы.

И в итоге, в 1917 году России угражает именно то, чего Пётр Столыпин любой ценой хотел избежать: революция.

Автор статьи: Йоханнес Штремпель, *1971, регулярный корреспондент для Geoepoche.

 

Advertisements

Kommentare sind geschlossen.

%d Bloggern gefällt das: